Она же женщина

Это было еще в те далекие времена, когда свежий хлеб не каждый день был доступен для наших сограждан, когда нужно было вставать в пять утра, чтобы раздобыть бутылку молока для манной каши своим младшим ребятишкам, а палка копченой колбасы представлялась чем-то таким, что иногда появляется на праздничном столе в качестве дорогого украшения. Поэтому, когда однажды жарким летним днем за углом магазина «Продукты №24», случайный прохожий увидел длинную вереницу своих собратьев, он нисколько не удивился, так как это было явное предзнаменование того, что в магазин завезли ту самую, знаменитую копченую колбасу.

Усталая продавщица с кислой миной отрезала ее кривыми порциями и заворачивала в коричневую жесткую бумагу.

– Граждане, не толкайтесь у прилавка, я же сказала, всем достанется, – и с раздраженной усмешкой прибавила – достанется, если вы будете исполнять правило «триста граммов на человека» и не хитрить, что вы сегодня еще не брали. Я хоть, может быть, и старая уже, но зрительная память у меня хорошая. Следующий!

Представительная женщина в черном пиджаке и шляпе с большими полями закричала:

– А, вот, молодой человек уже двух женщин пропустил вперед себя. Вы что, думаете, мне охота ждать лишнее время? Гражданка, призовите его к порядку!

Упомянутый молодой человек, как бы нехотя обернулся.

– Но, ведь, они же пожилые женщины, вон, та старушка вообще еле выстояла, а могла бы и в обморок упасть. И к тому же… они же женщины. Моя обязанность – их пропустить.

– Ух, какой джентльмен нашелся! – не унималась представительная женщина. Может, ты меня тоже пропустишь вперед себя? Я еще двадцать человек от тебя!

Пожилой мужчина в галстуке с тросточкой в руке вступился за молодого человека.

– Гражданка! Да, мы рады должны быть, что у нас в стане еще остались воспитанные молодые люди, хоть это и удивительно. Нынче уж, так, будет старушка в автобусе с сумками стоять, а какой-нибудь молокосос будет сидеть рядом и даже не подумает встать. Такое, уж, время пошло. А молодой человек правильно делает.

Девушка в голубой клетчатой юбке, стоявшая рядом с представительной женщиной процедила:

– Тебе хорошо, джентльмен, а я, что без колбасы должна оставаться?

В очереди начался спор, правильно ли он поступает. Одни были за, другие, против.

– Несомненно, молодой человек очень правильно поступает, – сказал пожилой мужчина с тросточкой.

– Если бы Вы ожидали гостей, и очень хотели наконец, в кои-то веки, подать на стол колбасу, и стояли бы почти в конце очереди, то Вы не очень-то его бы защищали, – визгливо кричала девушка в синей клетчатой юбке.

Тут, как будто нарочно для накала обстановки, молодой человек спокойно сказал сзади стоящей девчушке:

– Проходи вперед меня, проходи…, – девушка в голубой клетчатой юбке просто взорвалась.

– Вы посмотрите на него, посмотрите! Зачем Вам их пропускать?! Это не Вашего ума дело! Получите свою колбасу и радуйтесь, но не вмешивайтесь в дела других людей своим бесцеремонным поведением!

Молодой человек убежденно произнес:

– Но ведь, она еще ребенок! Ну, куда ей стоять по такой жаре в очереди! Пусть лучше бежит с куклами играет. И притом… она же, женщина.

– Эх, молодой человек, – с улыбкой произнес мужчина с тросточкой, – Что это Вы, так всех женщин уважаете? Видно, жизни еще не знаете. Вы, хоть, женаты?

Молодой человек покраснел и в смущении опустил голову.

– То-то, – с усмешкой произнесла женщина в шляпе. Жениться тебе нужно. Уж, жена тебя к рукам приберет, не будешь уже так сильно джентельменничать. – И она сострила такое выражение лица, что ни для кого не осталось секретом, что она-то давно прибрала к рукам своего мужа.

– Нет, я считаю, что жене молодого человека повезет, – сказала пожилая учительница литературы, которую многие знали и уважали. – В нашем городе, очень мало воспитанных вежливых людей.

– Уж, повезет, да, уж! – не унималась девушка в голубой юбке, – гости будут ждать, а он и колбасы не принесет домой. Да, что там, колбасы! Хлеба не принесет!

В этот самый момент, как не в чем не бывало, наш герой обернулся и сказал сорокалетней женщине, почтальонше, стоявшей позади него:

– Идите, идите вперед. Я могу подождать.

В очереди такого не ожидали и просто замерли без комментариев. Молодой человек, как бы защищаясь, громко произнес:

– Она же, женщина, граждане!

И тут, в тишине царившей в очереди, раздался такой пронзительный крик, что все вздрогнули.

– Ну, уж, нет, Андрей Васильевич! Вы, как хотите, сами будете объяснять гостям, почем на столе нет колбасы! Я же говорила, что будет колбаса! – кричала девушка в голубой юбке, – И готовить обед будете сами, и вообще, всё будете делать сами, потому что с меня хватит! Надоело!

Молодой человек спокойно повернулся к девушке и сказал:

– Успокойся, Лена. Я еще вчера купил колбасу в городе. – потом обернулся к очереди, – Граждане, уступите ей, пожалуйста, мое место. Я ухожу.

Очередь в недоумении расступилась пропуская вперед девушку, а молодой человек, уходя, со вздохом шепнул мужчине с тросточкой:

– Моя жена. Мы с ней только на прошлой неделе поженились. Может быть, Вы и правы насчет женщин.