Кандидат

Четверг. Последний день выборов президента студенческой ассоциации в местном колледже. Обычно шумная столовая сегодня превратилась в жужжащий, пчелиный рой. Повсюду сновали агитаторы обоих кандидатов, раздавая листовки, и убеждая равнодушных к колледжной политике студентов голосовать за своего избранника. Люси устало доедала свой ленч – ореховую булочку и сок. Несмотря на то, что ее столик стоял в самом незаметном углу столовой, к ней то и дело подходили знакомые и незнакомые студенты-“политики”, посвящая ее в подробности предстоящих выборов. Это ее совсем не интересовало, и уже начало надоедать.

Она уже почти собралась уходить, когда ее окликнул знакомый голос:

– Эй! Привет!

К ней подошел парень, оклеенный двумя большими картонками, рекламирующими Конрада Диксона, наиболее популярного кандидата на пост президента.

– Ты меня помнишь? Я в прошлом семестре брал с тобой психологию. Голосовать будешь?

– Не знаю, – равнодушно ответила Люси.

– Ну, давай, что ты… за Конрада. Ты же знаешь, сегодня последний день выборов, нам бы побольше голосов..

– Последний день выборов? А я и не заметила, – саркастически ответила Люси. – Голова уже болит от ваших выборов.

– Послушай, Люси, мы можем обойтись и без тебя, – обиделся парень. – Но если появится желание, на, голосуй за Диксона, сегодня до двух часов дня в любом киоске для голосования. – И парень протянул ей зеленый листок перечисляющий “достоинства” Диксона.

– Да что, мне не трудно, могу и проголосовать, чтоб отстали. Мне сегодня уже все уши прожужжали с этим Диксоном, а я его вообще не знаю. Да, какая разница, мне все равно.

– Смотри сама. Я пошел. До встречи.

Люси равнодушно начала читать листок. “Конрад Диксон, первокурсник нашего колледжа, молодой, энергичный, с горячими планами на наше общее будущее. В будущем учебном году, став президентом студенческой ассоциации, он намеревается:

1) Расширить библиотеку;

2)поднять внутриколледжный фонд взаимопомощи для студентов с малым доходом;

3)озеленить территорию колледжа;

4)расширить деятельность наших клубов.

Притом, Конрад ценит многонациональность и разнообразие культур на территории нашего колледжа. Он очень деятельный, победитель трех конкурсов по руководству, а так же, просто веселый и дружелюбный парень. Спешите голосовать!”

“Может быть, мне и нужно пойти проголосовать”, – подумала Люси. “Написано довольно неплохо”.
Она уже начала собирать свои вещи, как к ней подскочил парень в синей рубашке и старых, потертых джинсах. Увидев у нее в руках листок, он рассмеялся:

– Что, за этого Диксона будешь голосовать?

– А что? Может и буду! Между прочим, написано довольно неплохо, о том, что он собирается сделать.

– Написано! Это вилами по воде писано. Кто докажет что это правда? Откуда ты знаешь настоящее мнение Конрада об этих вещах? Может быть, это выдумки его сторонников! Или ты его знаешь?

– Нет, не знаю. А что, может, ты скажешь что “старик” Джейт лучший кандидат?

– Почему лучший? Ты же про него тоже правду не знаешь. Ты должна знать, за что голосуешь.

– Вот это ново! – иронически восхитилась Люси. – Еще один агитатор! Только в чью же ты пользу агитируешь? Может быть, мне за тебя проголосовать?

Парень смутился.

– Да, ты что! Я же этого не сказал. Вот послушай, что я думаю, например, насчет библиотеки. Лучше бы было расширить ее на две четверти, а не на три, как предлагал старый директор. Тогда мы много бы не потеряли, а наоборот, сэкономили бы деньги и добавили бы их в фонд взаимопомощи. И еще мы могли бы добавить три клуба по изучению иностранных языков, вместо одного театрального, потому, что у нас театральных клубов и без того уже три есть. Не хотела бы ты изучать ну, например, испанский, или русский, чтобы понимать, что говорят эти интереснейшие люди, эмигранты? Это ведь наша слава, чем больше мы повышаем интеллектуальность, тем известней и престижней будет наш колледж в Вашингтоне.

– Мы же не можем заставить людей повышать интеллектуальность, а одной меня вряд ли хватит для престижа колледжа, даже если я и выучу пять или семь языков, что так же возможно, как слону влезть в муравейник. – Люси была так поражена тирадой этого хвастуна, что забыла, что куда-то собиралась идти.

– Мы не должны заставлять людей учить языки или делать что-либо другое, – продолжал парень. – Мы должны суметь их заинтересовать, и это дело не только Диксона, Джейта, или какого либо другого кандидата. Это наше общее дело. Например, мы могли бы вступить в соревнования с колледжами соседних городов, чтобы заинтересовать наших студентов активнее участвовать в повышении квалификации и интеллекта. Что касается озеленения территории колледжа…

– Да… – прервала его Люси. – Это тебе не кофе пить на заседаниях с участием мэра города, как наши кандидаты… Работать надо.

– В том-то и дело, что работать, и, между прочим… Ох, мне пора бежать, у меня химия в 11:30, через пять минут.

– Так что там с озеленением? О… – Люси посмотрела на часы. – Мне тоже, по-моему, пора. Ну ладно, пока тогда.

– На, если хочешь, позвони мне. Здесь мой телефон. – Парень, торопясь, вытащил из кармана карточку. – Поговорим об озеленении, и о наших пьющих кофе кандидатах. Пока. Я уже опаздываю. – И парень ушел.

“Да…” – подумала Люси. – “Вот и голосуй теперь за активистов…”

Она собрала вещи и встала уходить. Взгляд ее упал на лежащую, на столе, карточку. “Ох, чуть не забыла, телефон!”. Она взглянула на карточку и застыла. На карточке стояло: “Конрад Диксон. Приятно было познакомиться.

Через полчаса, проходя мимо киоска для голосования, Люси подошла и заполнила билет с инициалами К.Д. Она знала за кого голосует.

* * *

Христос не заставлял людей принимать Его и служить Ему, будучи Отцом, на небесах во славе. Он спустился к нам, до нашего уровня, показал нам, Кто Он есть, что Он хочет дать нам, доказал любовь Его к нам, чтобы мы познакомились с Ним и узнали, Кого мы избрали Господом.

  1. Здравствуйте Маргарита! Вы пИшите удивительные стихи!!! Спасибо Вам огромное!

    Так же и проза Ваша своеобразна и интересна! Одного не могу понять только….

    У Вас почти в каждом предложении стоит “христианин”… Вот Вы пишите: “Даже христиане, люди которые во все века отличались своей жертвенностью и заботой о ближних …” А что, другие люди относятся к третьему сорту, что-ли? Или принудительное насаждение мечом и огнём христианской веры, точнее будет все же сказать религии, язычникам (имеющим свою суверенную религию), можно считать положительным действием и “заботой о ближних”?

    Или такие методы и действия почётны для истинного христианина?

    Я ожидаю, как всегда в беседах с людьми сильно религиозными, много лестных эпитетов от посетителей блога, хотя никоим образом не пытался кого бы то ни было обидеть, всегда относился с уважением к любой точке зрения и любому мнению, имея при этом своё собственное мнение, которое по молодости убежденно “доказывал”, но по истечении десятков лет уже просто слушаю мнения других и, пытаясь их понять, задаю вопросы…

    С Уважением Виктор