После Нового Года

Я в новый год всупаю под крестом
Карающим, согнувшим мои плечи.
Меня сразил Всевышний Рождеством,
Смиренным Агнцем – Сыном Человечьим.

Мне в кротости Его, немой упрек,
В Его смиреньи – стыд и обличенье.
Он безграничный, бесконечный Бог,
Конечностей принял ограниченье.

Какая сцена! В мальчике Христе,
Святое сокращенье прав и власти.
А я промокла до мозга костей,
Идеей независимости частной.

При свете этой кроткой высоты,
Так видна низость гордых побуждений,
Слепых амбиций, подвигов пустых,
И бесполезность личностных стремлений.

И не возможно перед Ним стоять,
Колени гнутся, покоряя тело,
И хочется песчинкой малой стать,
Что в хлев к Нему случайно залетела.

И у примера кротости живой,
Все меньше и все мельче становиться,
И таять от дыхания Его,
Чтоб наконец с Его дыханьем слиться.

Я в новый год, не думала о нем,
И снова перейдя его пороги,
В душе звучит не он, а Рождество,
Смиренный Агнец – Сын Святого Бога.