Телефон доверия

Валерия открыла окно и включила кофеварку. Волна свежего весеннего воздуха порывисто влетела в комнату и запах цветущей сирени смешался с терпким запахом кофе. На часах уже пол-одиннадцатого, но никто еще не звонил. Может быть она зря волновалась? Ее первое самостоятельное дежурство в Центре Душепопечения при церкви "Новая надежда" началось! Как же она мечтала получить эту работу! И вот ее выбрали из тридцати претендентов на место. С момента своего образования пять лет назад, центр славился своим уникальным, индивидуальным подходом к душепопечению. Надежда Петровна, директор центра и жена первого пастора, организовала его с нуля. Сегодня центр насчитывал сто пятьдесят сотрудников и тысячи клиентов, жизни которых изменились в лучшую сторону.

Телефон доверия

Валерия сосредоточилась. Нужно не забыть включить музыку, чтобы создать доверительный фон. Она достала из коробочки диск с классической музыкой, особую подборку Надежды Петровны и включила плейер. Офис наполнился тихой музыкой. Теперь все как нужно. Включив iMac, Валерия проверила окошко чата. Никого. Сегодня как-то необычайно спокойно. Центр был оборудован всеми последними технологиями, и служба доверия работала по телефону, через чат и лицом к лицу, по записи. В самых сложных случаях, Надежда Петровна принимала клиентов сама. Несмотря на то, что чат привлекал наибольшей степенью анонимности, многие предпочитали звонить по телефону, чтобы услышать настоящий человеческий голос и почувствовать близость неравнодушного живого существа. Именно поэтому, на курсах по подготовке к должности оператора телефона доверия, уделялось особое внимание технике владения голосовыми интонациями.

"Здравствуйте. Это Валерия. Чем я могу вам помочь?" Валерия скривилась перед зеркалом. Нет. Так не пойдет. Нужно меньше пафоса и чуть больше тепла. "Добрый вечер. Это Валерия. Как вам помочь?" Хм… уже лучше. Может быть она вообще зря переживает и никто сегодня не позвонит.

Нужно немного расслабиться. Валерия достала из нижнего ящика стола швейцарскую шоколадку с фундуком. Надежда Петровна часто баловала своих сотрудников и оставляла им маленькие сюрпризы в нижнем ящике под папкой с документами. Разворачивая серебряную фольгу, Валерия задумалась. Что она будет делать, если кто-то позвонит с действительно тяжелой ситуацией? Как жаль, что Надежда Петровна уехала в отпуск и теперь ее некому подстраховать! В крайнем случае, позвоню Павлу – подумала она – Сам сказал, что можно обращаться к нему за помощью днем и ночью. У Павла конечно не такой большой опыт в кризисном душепопечении, как у Надежды Петровны, но все же больше, чем у всех остальных сотрудников, не говоря об интернах. В конце концов, он менеджер смены и подстрахует ее. Все! Хватит переживать.

Телефон резко запищал, заставив ее проглотить кусок неразжеванного шоколада. Отшвырнув плитку в сторону и наспех вытерев пальцы о салфетку, Валерия схватила трубку и постаралась придать голосу неспешное, размеренное звучание.

– Телефон доверия слушает. Меня зовут Валерия. Как я могу вам помочь?

– Я не хочу больше жить – женский голос звучал низко, простуженно.

Так… не хочет жить. Валерия судорожно вспоминала инструкцию, которая четко предписывала, что именно нужно говорить после подобной фразы.

– Вы, пожалуйста, не волнуйтесь. – Валерия добавила в тон побольше мягкости, воздушности. – Расскажите, что у вас произошло.

– Это так все сложно. Одним словом не расскажешь – голос подавился слезой и умолк.

Валерия сдавила трубку еще крепче. Как же ее так угораздило на первом дежурстве! Ах, как не вовремя Надежда Петровна уехала на Ямайку!

Она убавила воздушность и включила глубокий бархат. Их учили, что этот оттенок больше всего демонстрирует сочувствие.

– Давайте я вам помогу начать разговор. Что вас беспокоит?

Голос тяжело втянул воздух.

– Я некому не нужна. Совершенно. Не вижу смысла жить. Мне очень одиноко.

– У вас есть семья… друзья?

– Есть – в голосе зазвучала ирония – Но моему мужу и детям некогда общаться со мной по-настоящему… Муж не обращает на меня внимания, все время в работе. Дети заняты своими подростковыми делами и почти не бывают дома. А друзья… друзьям нужно только мое внимание, чтобы я уделяла время им. Понимаете, о чем я говорю?

– Очень даже понимаю – Валерия пробивалась наугад – Вы звоните в церковный центр душепопечения. Вы христианка? Ходите в церковь?

– Да, хожу. Я посещаю церковь "Новая надежда" при вашем центре. Но мне сложно найти в ней настоящих друзей, братьев и сестер, которые были бы не равнодушны к моим проблемам.

Валерия приободрилась. На эту проблему у нее был готовый ответ. Подобные ситуации встречались очень часто и на подготовительных курсах их учили, как на них реагировать.

– Когда в церкви пять с половиной тысячи членов, сложно создать семейную теплую атмосферу, это естественно – начала Валерия заученный текст – Но у нас есть домашние группы, также есть специально обученные люди, которые следят за одинокими людьми в церкви и стараются уделять им внимание. Даже семейные люди бывают одинокими. Вы не первая женщина столкнувшиеся с этой проблемой. Вы посещаете домашнюю группу?

– Посещаю, почти регулярно – голос горестно вздохнул – Но меня там не понимают. Я и не пытаюсь им рассказать. Им просто не интересно. И… – в голосе внезапно зазвучали защитные нотки – не пытайтесь мне сказать, что нужно уделять внимание и служить другим. Мне это уже говорили. Я очень много уделяю внимания другим людям, больше чем вы думаете.

– Тогда у нас есть специальная группа именно для тех, кто проходит через особые жизненные сложности или кризисы. Ее ведут хорошо обученные пасторы и их жены. Группа встречается по четвергам, но туда нужно предварительно записываться через Надежду Петровну, нашего директора. Но я могу вас предварительно записать. Хотите?

– Я уже была там – еле слышно прошептала женщина – Там собираются такие же несчастные разбитые люди, как и я. Эти встречи их не делают счастливей – голос всхлипнул и закашлялся – Простите. Я очень простудилась.

Валерия напряглась. Так… что дальше? Дальше инструкция не предусматривала заученного текста. Обычно люди в таких ситуациях соглашались на кризисную группу, а там уже лидеры группы разбирались в ситуации и решали корень проблемы. Значит нужно говорить что-то от себя.

– Я вам очень сочувствую. Очень хорошо, что вы позвонили – Валерия осторожно подбирала слова – Вы знаете, у нас очень хороший центр и мы помогли многим людям… и вам поможем. Главное не отчаивайтесь. Обычно ситуации подобные вашей решает директор нашего центра. К сожалению, она сейчас в отпуске. Вы можете оставить номер вашего телефона и Надежда Петровна вам обязательно перезвонит.

– Нет, спасибо, – голос начал постепенно успокаиваться – мне не нужно перезванивать. Я просто хотела с кем-то поговорить. Кому-то рассказать свою боль. Услышать человеческий голос. Мне никто из людей не поможет.

– Что вы! У нас очень хорошие специалисты – Валерия заволновалась. Не упустить бы эту женщину. Помочь бы ей! – Мы искренне хотим вам помочь. У Надежды Петровны очень большой опыт и она умеет помогать людям в самых безвыходных ситуациях. Хотите я ее прямо сейчас наберу? Она, конечно, в отпуске, но сказала, что в крайних случаях можно звонить.

– Валерия, девочка моя милая, – голос вздохнул – я и есть Надежда Петровна. Короткие телефонные гудки смешались с восторженно звучащей серенадой Моцарта в соль мажор.

  1. Хороший урок. Вспоминаются слова Христа “вы дайте им есть” Мф.14:16 Не Надежда Петровна…

  2. Неожиданное завершение! Выходит, что и Надежде Петровне тоже бывает плохо, и она так же нуждается в помощи, как и прихожане.