Спасти ребенка

Кафетерий торгового центра жужжал как улей. Молодая женщина в потертых джинсах тянула за собой упирающегося пятилетнего малыша в новых кроссовках от Nike. Задачей было, как можно дальше увести его от надувного детского городка и мячей.

— Нет, Джонни, на сегодня наигрался! И сначала ты съешь суп и сэндвич! Сникерс и попкорн после обеда!
— Я не буду суп. Он противный! – Мальчик шлепнулся на пол недалеко от окошка Subway. Мать подхватила его на руки.
— Хорошо, Джонни. Я забираю у тебя iPad до завтра. Никаких игр и мультиков.

Хммм… iPad? У пятилетнего ребенка?

Понятно. Мы, как общество, в своем большинстве любим детей. Мы их балуем, воспитываем, затем снова балуем. Родители стараются дать своим детям как можно больше благ, одеть покрасивее, купить игрушки помоднее и нанять репетиторов получше. И никто их за это не осудит. Это родительская любовь. Когда ребенок сыт, одет и обут, и весело играет с новой игрушкой, тяжело и не хочется думать о жестких фактах нашего социума.

У многих детей нет родителей.

У многих родителей нет детей.

У многих детей нет здоровья.

У многих детей нет ни здоровья, ни родителей.

Мы вообще предпочитаем не думать о трудностях, если не сталкиваемся с ними лицом к лицу. Сколько раз вы в смущении отводили взгляд от больного, не такого как все ребенка? Не знали, что сказать матери? Как посочувствовать? Это естественные человеческие реакции. Ведь страшно даже и мысль допустить, что это мог бы быть ваш ребенок. Мало кто из нас достаточно силен для того, чтобы смело смотреть в глаза вещам, которые общество признает неудобными. Но, такие люди все же есть.

Спасти ребенка

Хочу поделиться своим разговором с одной очень сильной молодой женщиной, которая борется за жизнь и здоровье маленького ребенка, которого по Божьей милости назвала своим.

София и Иван Колпаковы.

Вступили в брак в 2009 г. Живут в г. Мариуполь. Посещают небольшую библейскую церковь "Слово Истины". В 2013 году усыновили мальчика Димочку с диагнозом ДЦП.


— София, усыновление, в наше время, явление не частое. Расскажите, как все началось.

— Мы оба выросли в многодетных семьях и очень любим детей. Поэтому в вопросе планирования детей мы не хотели откладывать рождение ребеночка на какие-то лучшие времена. Прожив год-полтора, мы столкнулись с невозможностью забеременеть и пошли обследоваться. К нашему сожалению и большому огорчению, после многих курсов лечения – нам обоим поставили диагноз: условное бесплодие (бесплодие каких-либо ярко выраженных признаков). Нам это было очень трудно принять. Доходило вплоть до депрессии. Посещали мысли: вот, у сестры есть ребенок, а у нас нет; раздражали рекламные щиты и плакаты с акцией "против аборта". Мы не знали, к кому можно обратиться за помощью и советом, потому что это был "груз", который нам не давал радоваться и жить победной христианской жизнью.

— Что изменило ваше отношение и подтолкнуло к усыновлению?

— Принять это обстоятельство нам помогли проповеди пастора Алексея Коломийцева, которые мы начали слушать в 2011 году. Пастор Алексей очень ясно показал из Писания, как воспринимать обстоятельства и реагировать на них.

Я выросла в семье, где меня воспитывал отчим. О том, что отчим мне не родной, я узнала в 7 лет. Для меня это было потрясением. Он меня очень любил, может быть даже больше, чем своих кровных детей. Для меня это было огромным примером того, что некровных детей можно любить так же, как и кровных. И того, что каким вырастет ребенок, зависит от воспитания и отношения родителей. Поэтому, с детства я хотела взять в свою будущую семью малыша, и когда видела брошенных детей – сердце кровью обливалось.

Сначала моему мужу было сложно принять мысль об усыновлении. Он боялся неизвестных генов, плохой наследственности. Я просто молилась об этом вопросе. После того как обнаружился диагноз, мой муж, сдавая анализы, резко переоценил вопрос усыновления в целом. Слушая проповеди Коломийцева о "абсолютной греховности человека" и "Божьей суверенности" он перестал бояться того, что передается по генам, потому что каждый человек абсолютно грешен, а понимание того, что Бог всем управляет и все определяет, избавило его от депрессии.

Позже он делился со мной своим процессом мышления. Сравнивая себя с брошенными детьми, он думал следующее: "Я хочу иметь ребенка, но это НЕ В МОИХ СИЛАХ, сколько бы денег бы я не заплатил. Точно так, брошенные дети хотят иметь родителей, и не могут просто подойти к первому прохожему и попросить принять в семью. Вся разница заключается в том, что я могу подарить семью хотя бы одному ребенку, а ребенку нужно ждать и надеяться пока кто-нибудь придет и заберет его в семью".

Мы начали молиться о усыновлении доверяя Богу. Мы были готовы принять любой Его ответ.

— Почему вы решили усыновить именно Диму?

— Мы с мужем хотели усыновить ребеночка до 1 года, чтобы с самого детства вкладывать в него Божье Слово и воспитывать в наставлении Господнем. Однако мы имели ложное представление о том, как выбирают детей в доме "Малютки". Думали, что это как в супермаркете, лежат перед тобой 15 малышей, и ты ходишь, выбираешь какой тебе подходит. Но это не так. Порядок при усыновлении следующий: предлагают малыша, рассказывают о нем и о его состоянии, и дают на размышление 10 дней. Если в течение 10 дней не даешь согласия, тогда знакомят со следующим ребенком. Но при этом уже нельзя вернуться к первому малышу, чтобы сравнить и сделать выбор.

Нас познакомили с Димой, когда ему было 5,5 месяцев. Он родился недоношенным в 26 недель, 900 граммов и 33см. Был в очень тяжелом состоянии. Два месяца провел в отделении патологии и 11 дней в реанимации. При рождении у него не открылось одно легкое, он то дышал, то не дышал, и никто не знал, выживет он или нет. От него отказались отец и мать. На его затылке была большая гемангиома, которая изъязвлялась и кровила. Ко всему этому, кардиолог поставил диагноз – открытое овальное окно, а ортопед – дисплазию тазобедренных суставов. Особенно наше внимание акцентировали на том, что у него развивается тетрапарез, угроза ДЦП.

Когда нам принесли Димочку, его улыбка нас покорила, он проник в наше сердце, и мы дали наше согласие на усыновление на третий день, не дожидаясь 10-ти дней. Мы молились о том, что если этот малыш от Бога, чтобы у нас все получилось, а если нет, чтобы Бог поставил нам препятствия.

Спасти ребенка

— Вы понимали, что значит его диагноз и с какими трудностями вы можете столкнуться?

— Мы вполне осознавали то, что в его здоровье нужно будет вкладывать ресурсы и время, и то, что уклад нашей жизни серьезно изменится с появлением Димы в нашей семье. Когда мы узнали о его диагнозах, мы стали наводить справки. Я знала что такое ДЦП, потому что знаю семьи с такими детьми. Я знала, что это много работы, труда и времени, но я очень хотела сделать все, что в моих силах, чтобы поставить Димочку на ноги, если Бог усмотрит. Я поняла, что это тот ребенок, которого долго просила у Бога. У нас с мужем не было даже мысли отказываться от него и искать кого-то другого. Ведь, каждый ребенок имеет шанс иметь семью и любящих родителей.

— С какими ежедневными трудностями вы сталкиваетесь, как мать ребенка, нуждающегося в лечении?

— Я столкнулась с тем что мое время почти все уходит Диме. Приходится большинство времени быть вдали от дома и мужа. Мне тяжело даются курсы лечения как физически, так и морально. Устаю от того что Димка плохо спит в центрах после процедур, и я вместе с ним. Также, морально переношу тяжело некоторые его процедуры (такие как иглоукалывания в голову).

Учу себя постоянству (делать Диме упражнения 2 раза в день по 1 часу).
В нашей стране мало что оборудовано для особых детей, и поэтому в обычный маршрутный автобус с коляской не влезешь, приходится ездить на трамваях и троллейбусах, и чаще всего самой затягивать в них коляску с ребенком. Наш папа работает по сложному графику поэтому я чаще хожу сама на рынок и в магазины, и подымать загруженную коляску становиться тяжелее.

Но это все не столь тяжело. Это все перекрывается радостью, что у меня есть долгожданный ребенок, которому я могу уделять свое время и дарить любовь.

Спасти ребенка

— Где вы работаете (вы или муж)?

— До того, и все время пока готовили все документы, и до самого последнего дня, я работала продавцом-консультантом в зоомагазине недалеко от дома. Сейчас я не работаю, нахожусь в декрете. Мой муж с 2007-го года работает на металлургическом комбинате "Азовсталь" электромонтером.

— Где вы живете, в каких условиях?

— Живем в одном доме "на два хозяина", с родителями (общий двор, разные входы). У нас одна большая комната (примерно 25 м2), коридор, ванна и кухня.

Живем на те средства, которые зарабатывает муж, примерно 3200 грн ($290). Так же я получаю средства, которые выделяет государство на ребенка до 3-х лет – 940 грн ($85). С недавнего времени стали получать "инвалидные" – примерно 1180 грн ($105).

— Какая вам нужна поддержка? Вам кто-нибудь помогает?

— До последнего времени мы старались справляться своими средствами. Мы стали много тратить на медикаменты и частые курсы лечения. Медикаменты каждый месяц (очень дорогие), и всякие приспособления мы оплачивали из своих денег. Три курса лечения в областном центре г. Донецке нам оплатило государство, но мы тратили на медикаменты, проезд и питание. Также нужно оплачивать массажи. В феврале месяце мы обратились в два благотворительных фона с прошением оплатить курс лечения в РЦ "им. Козявкина" г. Трускавец. Нам очень важно до трех лет пройти максимальное количество курсов реабилитации, так как организм лучше поддается корректировке.

Нам один фонд местного депутата оплатил курс лечения в этом центре на август месяц, второй фонд собирает нам средства на декабрь месяц. Но на эти две поездки необходимы средства на проезд, проживание и питание (это примерно 6500 грн ($600) на каждую поездку). Мы собираем средства на эти поездки.

В мае месяце мы съездили в РЦ г. Новоазовска, на эту поездку помогли наши родные и близкие. Нам нужно проходить лечение каждый месяц, так как Дима с самого начала и до 8 месяцев просто лежал запеленан и с ним никто не занимался, хотя это было очень важно и нужно. Поэтому мы стараемся записываться в РЦ (реабилитационные центры) куда только можно.

Я хожу и стараюсь "выбить" путевки и бесплатные лекарства, бесплатные приспособления, которые Диме положены как инвалиду, но пока все бесполезно. В государстве нет средств, к тому же сейчас очень нестабильная и обостренная обстановка в стране.

— Что сейчас самое главное для Димы в плане лечения? Какой прогноз?

— Врачи наблюдают положительную динамику развития и говорят, что состояние Димы средней тяжести, но если усердно работать, то все поправимо.

Главное на данный момент своевременно проходить медикаментозное лечение, раз в два месяца. Это стоит примерно до 3000 грн ($270). Каждый день нужно делать ЛФК (лечебная физкультура) два раза в день по часу. Каждые две недели проходить курс массажа. Один курс массажа стоит 980 грн ($90). Так же нужно проходить занятия с логопедом, у Димы в языке тонус и ему затруднительно говорить. Две недели делать – одну неделю перерыв. Курс стоит 840 грн ($75).

Спасти ребенка

— Я знаю, что вы пытаетесь собрать кое-какие средства через социальные сети. Расскажите об этом.

— Сейчас мы записались в РЦ г. Новоазовска на курс лечения на июль месяц. После лечения в этом центре есть много положительных результатов. Но так как нет средств на этот курс, мы по совету тех девочек, с которыми я лежала (а они попали в центр за счет средств, собранных через пожертвования через социальные сети), обратилась за помощью к людям через социальную сеть. Я создала группу, в которой выложила все документы и пишу все отчеты по лечению и деньгам.

— О чем вы мечтаете в своей жизни?

— В первую очередь, в духовном плане: чтобы мы могли быть детьми Божьими, созидающими церковь и влияющим на мир. В физическом плане: чтобы Димочка мог догнать уровень своих сверстников (то есть мог бегать, прыгать, ходить, сидеть и разговаривать) А еще если Бог решит оставить его таким какой он есть, чтобы Господь дал нам и Димке сил принять это… И Димочке дал сил не смотря на недуг стать дитём Божьим.


Мы не можем исцелить или спасти ребенка – это может только Бог. Но мы можем стать инструментами в Его руках для этого исцеления. Если у вас есть желание поддержать семью Колпаковых, вы можете сделать посильное пожертвование на лечение Димы. Нет слишком маленькой суммы. Любой вклад ценен и полезен. Сделать пожертвование можно несколькими способами.

PayPal / Credit Card









Карта ПУМБ

4283 3717 0020 5912

Колпакова Софья Викторовна

Карта Приват

5168 7553 5369 4140

Колпакова Софья Викторовна

WebMoney

Z227979672310 (доллар)

E292485472079 (евро)

R391112992054 (рубли)

U256285915973 (гривна)

B312842432161 (бел. рубли)